Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
что желал видеть дочь именно оживленною, так как не
верил в то, что найдет в живых ту, которую оставил
умирающей. Итак, первые два евангелиста представили
подлинные слова Иаира, а Матфей — то, чего он желал
и о чем думал. Выходит, что у Господа просили и то, и
другое: и чтобы Он исцелил больную, и чтобь* Он воскресил
мертвую. А так как Матфей решил сообщить кратко, то
он и представил отца сказавшим то, чего и тот хотел, и
Христос совершил. Конечно, если бы те два евангелиста
или один какой-либо из них приписали и отцу слова,
сказанные вестниками из дома, т. е. чтобы Иисус не
беспокоился, ибо девица умерла, то это противоречило бы
словам, приведенным у Матфея; а в действительности мы
не читаем, что он не соглашался на то, что говорили и
чему противились вестники из дома, т. е. чтобы Учитель
пришел. Поэтому и слова Господа: "Не бойся, только
веруй, и спасена будет" являются не укором недоверяю-
щему, а большим укреплением верующего. Действительно,
у него была такая же вера, как и у того, который говорил:
"Верую, Господи! помоги моему неверию" (Марк. IX, 24).
67. При таком положении дела в отношении к раз-
личным, но не противоречащим друг другу словам еван-
гелистов, мы учимся весьма полезному и крайне необхо-
димому правилу: в словах каждого мы должны усматривать
только его намерение. Никто не должен считаться лжецом,
если он другими словами выразит намерение кого-либо,
не приводя его слов; пусть жалкие буквоеды не думают,
что истина в каком-либо отношении связана с буквенными
знаками; нужно искать только истинный дух говорящего
и, конечно, не в одних только словах, но и во всех
остальных душевных знаках.
68. А то, что в некоторых списках у Матфея находят
слова: "Не умерла женщина (а не "девица"), но спит",
хотя Марк и Лука называют ее двенадцатилетней девицей,
то это, следует думать, связано с тем, что Матфей говорит
по еврейскому обычаю. Действительно, и в других местах
Писаний мы находим, что женщинами называются не
только те, которые вышли замуж, но и чистые, невинные
жены; так и о самой Еве говорится: "И создал Господь
174