Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-2-2000/168"]Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8[/URL]
 

OCR
совершенной веры, что подобна горчичному зерну. А Лука
говорит: "Где вера ваша?" Таким образом, все вместе
может быть выражено так: "Что вы так боязливы? где
вера ваша? Маловерные!" Из этих слов один говорит одно,
а другой — другое.
Также и слова, которые они произносят* чтобы про-
будить Его, Матфей воспроизводит так: "Господи! спаси
нас: погибаем"; Марк: "Учитель! неужели Тебе нужды нет,
что мы погибаем?"; Лука: "Наставник! Наставник! поги-
баем". У пробуждающих Господа одна и та же мысль;
они хотят быть спасены. И нет нужды выпытывать, что
именно было сказано Христу. Велика ли важность в том,
какое из этих трех выражений прозвучало, если суть
каждого из них одна и та же? Впрочем, ведь могло быть
и так, что были сказаны все эти слова, так как будивших
Его было много: одни сказаны одними, другие — другими.
Также и в словах по укрощении бури: по Матфею: "Кто
Этот, что и ветры и море повинуются Ему?"; по Марку:
"Кто же это, что и ветер и море повинуются Ему?"; по
Луке: "Кто же это, что и ветрам повелевает и воде, и
повинуются Ему?" Кто не увидит, что это одна и та же
мысль.
56. А то, что Матфей говорит о двух спасенных от
легиона бесов, получившего позволение войти в стадо
свиней, А Марк и Лука называют одного, то это следует
понимать так, что один из них был личностью более
славной и известной, о котором страна скорбела и об
исцелении которого весьма много заботилась. Желая это
отметить, два евангелиста сочли нужным упомянуть об
одном, о которым молва распространилась более широко
и очевидно. И то обстоятельство, что слова демонов
приведены евангелистами не одинаково, не дает повода к
какому-либо сомнению, так как они могут быть сведены
по значению к одному и тому же смыслу, или же можно
понимать так, что они были сказаны все вместе.
И что может быть противоречивого в том, что у Матфея
говорится во множественном числе, а у других в единст-
венном; ведь они сами повествуют, что на вопрос, как
его называть, спрошенный отвечал, что имя ему легион,
166