Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
может почитаться за ту, о которой, как о сказанной на
горе, говорит Матфей. Но что за важность в том, когда
кто-либо ставит событие в том или другом месте, или
когда вносит его вне порядка, или вспоминает пропущен-
ное, или прежде занимается тем, что было после, когда
в то же время он ни другому, повествующему о том или
ином, не противоречит, ни самому себе? В самом деле,
ведь никто не может даже прекрасно и верно познанные
обстоятельства вспомнить в каком угодно порядке (ибо
порядок наших воспоминаний зависит не столько от нас,
сколько от воли Всевышнего). Весьма вероятно, что каждый
из евангелистов полагал должным повествовать о событиях
в том порядке, в каком Богу было угодно возбуждать их
в его памяти; важно лишь одно: никакой из указанных
порядков нисколько не уменьшает ни важности, ни ис-
тинности евангельской.
52. Но если кто-либо в благочестивом усердии задал
бы вопрос: "Почему же Дух Святой, разделяющий свойства
каждого как Ему благоугодно, и потому, без сомнения,
руководящий и направляющий мысли святых при состав-
лении имеющих столь высокое значение книг, при со-
бирании того, *Аго они должны писать, дозволил, чтобы
один так, а другой иначе расположил свое повествование?",
— тот с помощью Божией может это решить. Но это не
входит в задачу нашего настоящего труда, который мы
предприняли с той лишь целью, чтобы показать, что
евангелисты не противоречат ни самим себе, ни друг другу,
в каком бы порядке каждый из них не пожелал повествовать
как об одних и тех же обстоятельствах, так и о различных
деяниях и изречениях. Поэтому там, где не достаточно
ясен порядок последовательности, для нас не должно быть
столь уж важно, по какой именно причине каждый из
них выбрал тот или иной; но там, где он очевиден, и
при этом кому-либо кажется, что налицо противоречие у
евангелиста или самому себе, или другому, — тут, конечно,
нужно все внимательно рассмотреть и растолковать.
163