Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
припомнилось рассказчику, или потому, что оно может
быть понято из других слов; или же если ради повество-
вания о другом, о чем кто-либо решил сказать более, он
решает не делать полного изложения, а только отчасти
касаться чего-либо, чтобы ему достаточно было соответ-
ствующего времени; или если тот, кому предоставлена
полная возможность прибавлять нечто для освещения и
разъяснения мысли, прибавляет только новые слова, а не
новые события; или если кто-либо, прекрасно удерживая
в памяти событие, не будет в силах, — хотя и будет
стараться, — по памяти точно привести те слова, которые
он слышал.
Но несомненно кто-нибудь думает, что силою Духа
Святого евангелистам должно было быть дано такое свой-
ство, чтобы они были единогласны во всем: и в словах,
и в их расположении, и в их количестве; такой не
понимает, что чем более возвышается над другими важное
значение евангелистов, тем более через них должно ут-
вердиться спокойствие других людей, говорящих истину,
так что когда многие повествуют об одном и том же
обстоятельстве, то никто из них пусть никоим образом
не изобличается во лжи, если он от другого отличается
только так, что может защищаться предшествующим при-
мером евангелистов. Ведь, в самом деле, так как невоз-
можно ни подумать, ни сказать, чтобы кто-либо из еванге-
листов был лжецом, то ясно, что не лжет и тот, кто,
вспоминая те или иные события, допустит нечто такое,
что, как оказывается, случилось и с ними. И чем более
добрым людям свойственно остерегаться лжи, тем более
мы должны руководиться столь высоким значением их,
чтобы не усматривать лжи в том случае, когда находим,
что повествования некоторых различаются между собою
лишь настолько, насколько различаются между собою по-
вествования евангелистов. И вместе с тем нам становится
понятным, что нужно искать истину не столько в словах
и оборотах речи, сколько в передаче событий, когда мы
видим, что в той же истине твердо стояли те, кто, не
используя одни и тем же способы речи, отнюдь не
147