Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-2-2000/126"]Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8[/URL]
 

OCR
нам быть людьми. А Единородного Он родил не только
для того, чтобы Он был Сыном, но и для того, чтобы
Он был Богом, как и Отец. Но если словом "сын"
пользуется и Лука, то возникает сомнение: кто из еван-
гелистов упоминает отца, родившего от собственной плоти,
а кто — усыновившего. Но так как один говорит: "Иаков
родил Иосифа", а другой говорит: "Иосиф*, сын Илиев",
то даже самим различием слов они прекрасно внушили
читателю мысль о том, что каждый из них понимал. Но,
как я сказал, это легко воспринять человеку благочестивому,
который предпочтет исследовать что угодно, только бы не
думать, что евангелист говорит неправду. То же могли бы
понять и хулители, если бы они не предпочитали спор
благочестивому созерцанию.
Глава Г/
8. А то, что потом должно было быть внушено, чтобы
оно действительно могло быть применено к делу и сделалось
ясным, требовало читателя внимательного и прилежного.
В самом деле, остроумно замечено, что Матфей, решив-
шийся показать во Христе царственную особу, поименовал
в ряду поколений сорок лиц, исключая самого Христа.
Число же это служит знаком того времени, когда в этой
жизни и на этой земле мы должны быть под управлением
Христа соответственно трудностям испытаний, которыми,
как написано: "Господь кого любит, того наказывает; бьет
же всякого сына, которого принимает" (Евр. XII, 6), и о
которых говорит апостол, что скорбями должно войти нам
в царство Божие (Деян. XIV, 22). На них же указывает
и тот железный жезл, о котором читаем в псалме: "Ты
поразишь их жезлом железным", и там же выше говорится:
"Я помазал Царя Моего над Сионом, святою горою Моею"
(Пс. II, 6, 9). И действительно, железным жезлом управ-
ляются даже люди добрые, о которых говорится: "Ибо
время начаться суду с дома Божия; если же прежде с нас
начнется, то какой конец непокоряющимся Евангелию
Божию? И если праведник едва спасается, то нечестивый
124