Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
было тринадцать, так как у Иакова было двенадцать
сыновей.
Отсюда понятно, что евангелист Лука в своем Евангелии
взял не того отца Иосифа, от которого он был рожден,
а того, которым он был усыновлен, и предков которого,
идя по восходящей, перечислял, пока не дошел до Давида.
А так как было необходимо, чтобы оба евангелиста —
Матфей и Лука, повествуя истинное, держались, с одной
стороны, рода того отца, который родил Иосифа, а с
другой — того, который усыновил его, то в ком мы с
большей вероятностью можем видеть того, кто держался
рода усыновившего отца, как не в том, который хотел
сказать, что Иосиф родился не от того, сыном которого,
согласно повествованию, он был? Ведь удобнее было
назвать его сыном того, которым он был усыновлен, чем
сыном того, от плоти которого он не родился. А Матфей
словами: "Авраам родил Исаака, Исаак родил Иакова",
(словом "родил" он неизменно продолжает свою речь,
пока, наконец, не говорит: "Иаков родил Иосифа"), до-
статочно сильно выразил ту мысль, что он провел тот
порядок или род предков, по которому Иосиф был рожден,
а не усыновлен.
6. И хотя Лука сказал даже, что Иосиф рожден от
Илии, однако и это выражение не должно нас смущать
настолько, чтобы мы стали искать иного объяснения
помимо того, по которому один евангелист упоминает
отца родившего, а другой — усыновившего. Притом не
лишено смысла и то, что кто-нибудь представляется отцом
сына, которого он усыновил, — отцом не по плоти, а
по милости; неужто и нас, которым Бог даровал милость
быть чадами Его, Бог родил от природы и существа Своего,
подобно Единородному Сыну? Несомненно, что Он усы-
новил нас по любви. Этим словом (усыновил) апостол
пользуется довольно часто, и нужно думать, что только
затем, чтобы отличить Единородного прежде всей твари,
через Которого было создано все, Который один только
рожден из сущности Отца и по равенству божественности
есть то же, что и Отец. Апостол говорит, что Он был
послан для восприятия плоти от того рода, от которого
122