Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
добро, то когда говорят, будто порочная природа — злая
природа, говорят, в сущности, что добро есть то же, что
и зло, а зло — то же, что добро; ибо всякая природа
— добро и никакая вещь не была бы дурной, если бы
сама она не была бы природой. Следовательно, злым
может быть только нечто доброе. Хотя этот, на первый
взгляд, кажется нелепостью, однако неизбежно вытекает
из всех предыдущих рассуждений. Нужно лишь остере-
гаться, чтобы не подпасть под то пророческое изречение:
'Торе тем, которые зло называют добром, а добро —
злом, тьму ночную считают светом, и свет — тьмой,
горькое почитают сладким, и сладкое — горьким" (Ис.
V, 20). Господь, однако, говорит: "злой человек из злого
сокровища сердца своего выносит злoe,, (Мф. XII, 35).
Что же такое злой человек, как не дурная природа,
поскольку он — природа? Если, далее, человек, так как
он — природа, есть нечто доброе, то что такое злой
человек, как не худое добро? Однако, когда мы различаем
то и другое, мы не потому считаем человека злым, что
он — человек, и добрым не потому, что он — порочен,
но как человека считаем его добрым, а как порочного —
злым. Следовательно тот, кто считает злом само сущест-
вование человека или добром — порочность человека, тот
именно и подпадает под то пророческое изречение: "горе
тем, которые зло называют добром, а добро — злом". Он
порицает творение Божие — человека, и хвалит порок
человека — его испорченность. Итак, вся природа, хотя
бы и порочная, поскольку она есть природа — добра, а
поскольку порочна — зла.
14. Поэтому к противоположностям, называемым добром
и злом, неприложимо то правило, что две противополож-
ности вместе никогда не существуют. Как воздух не может
быть одновременно и темным, и светлым, пища или питье
— и сладким, и горьким, тело — белым и черным,
безобразным и красивым, так и практически на всех
противоположностях мы можем наблюдать, что они однов-
ременно и вместе не существуют. Такие же несомненные
противоположности, как добро и зло, не только могут
быть вместе, но, более того, зло без добра, кроме как в
10