Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-2-2000/117"]Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8[/URL]
 

OCR
действия было настолько позорным, что человеку тем
менее должно было бывать там, чем более хорошим
человеком он был? И тем не менее боги их услаждались
тем безобразием, которое считалось необходимым устранить
от добрых людей.
Есть также открытое признание того же самого Цице-
рона, где он говорит, что Флора должна быть умилостивля-
ема торжествами игр (Цицерон. Против Вересса, act. 5).
На этих играх обыкновенно творилось такое бесстыдство,
что по сравнению с ними всякие другие игры казались
верхом благопристойности, хотя от участия в их исполнении
и устранялись добродетельные люди. Что же это за матерь
Флора? Какова эта богиня, если ее примиряло и умилос-
тивляло бесстыдное, ничем не стесняемое действо? И
насколько благопристойнее выступал Росций, чем сам
Цицерон, когда чтил такого рода богинь?
Итак, если уменьшением изобилия богатства, которое
расточается на такого рода торжества, оскорбляются боги
язычников, то ясно, чего стоят те, которые услаждаются
ими. А если они в своем гневе сами уменьшили их, то
они с большею пользой гневаются, чем умилостивляются.
Поэтому язычники пусть или обличают своих мудрецов,
которые порицали подобные деяния в развратных людях,
или сокрушат своих богов, которые от своих почитателей
требовали такого рода деяний (в том, конечно, случае,
если еще способны найти как тех, которых могут сок-
рушить, так и тех, которых могут скрывать); но пусть
перестанут с клеветою приписывать христианским временам
недостаток благоприятных обстоятельств, при которых они
впали в позор и преступления, чтобы этим еще больше
не убедить остальных всячески восхвалять власть Христову.
Глава XXXIV
52. По этому поводу можно было бы сказать еще
многое, когда бы необходимость не вынуждала меня за-
кончить эту книгу и возвратиться к намеченной цели
Данного труда. Все дело в том, что когда я приступил к
115