Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
Глава XXV
38. А затем относительно богов язычников (пока они
хотят почитать их, они не хотят чтить Того, Который не
может почитаться вместе с ними) пусть скажут: "Причина
того, что не находится ни одного из них, который запретил
бы почитать другого, заключается в том, что каждый из
них имеет свои обязанности и служения и занимается
делами, касающимися только его одного". В самом деле,
если Юпитер не воспрещал чтить Сатурна, так как тот
не был просто человеком, тем более изгнанным из своего
же царства отцом, а Юпитер, в свою очередь, суть или
небесное тело, или дух, наполняющий небо и землю, и
потому не могущий запретить почитания высшей мысли,
из которой, как они говорят, он проистек; если, с другой
стороны, и Сатурн не запретил чтить Юпитера не потому,
что был побежден, когда его сын восстал, и убегая от
оружия которого он пришел в Италию, но якобы потому,
что первоначальный ум благоприятствует рожденной от
него душе; то, конечно же, Вулкан наверняка запретил
бы почитать Марса, любовника своей жены, а Геркулес
— Юнону, свою гонительницу.
Что это за отвратительное между ними согласие, когда
непорочная дева Диана не запрещает чтить, не говорю
уже Венеру, но даже Приапа? Ведь если бы один человек,
например, захотел быть и охотником и землевладельцем,
то он должен был бы стать служителем их обоих, однако
он постыдился бы создать для них смежные храмы. Но
пусть они понимают Диану в смысле какой угодно до-
бродетели, а Приапа — в смысле бога оплодотворения,
однако они понимают его именно так, что Юноне из
числа рождающих женщин стыдно иметь такого помощ-
ника; пусть они говорят, что им угодно; пусть истолко-
вывают, как умеют; однако это до тех пор, пока все их
доказательства не пристыдил Бог Израилев, так как Он
воспретил почитать их всех, но Сам не запрещен почитаться
никем, а их священнодействиям и идолам предписал и
101