Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
но, что оно было неизвестно Цицерону и Варрону, которые
утверждали, что Юпитер — сын Сатурна, как бы некий
дух, проистекающий от высшего ума, и которого они
представляли как бы душою мира, наполняющей все
небесные и земные тела. Отсюда и ранее упомянутое мною
изречение Марона: "Все полно Юпитером".
Неужели же эти мудрецы, — если бы только могли,
— не изменили бы также и суеверия людей, как и
вышеуказанное толкование; и как не стали бы ставить
вообще никаких идольских изображений, так и Капитолий
скорее поставили бы Сатурну, чем Юпитеру. Ибо и они
не оспаривают, что каждая разумная душа может быть
мудрой только при участии высшей и неизменной пре-
мудрости; не только душа каждого человека, но даже и
душа всего мира, которую они называют Юпитером. А
мы не только делаем им уступку, но даже и проповедуем
главным образом то, что существует некая высочайшая
Премудрость, при участии Которой каждая мудрая душа
бывает поистине премудрой. Но великим и притом не-
разрешенным вопросом является следующий: имеет ли вся
эта телесная громада, называемая миром, какую-либо душу,
т. е. разумную жизнь, которой управляется так, как каждое
животное? Это мнение следует утверждать только тогда,
когда ясно, что оно истинно, а отрицать только тогда,
когда ясно, что оно ложно. Но столь ли уж важно это
для нас, если известно, что любая душа бывает мудрой
и блаженной не через другую какую бы то ни было душу,
но только от одной высшей и неизменной премудрости
Божией?
36. Однако римляне, посвятившие Капитолий не Са-
турну, а Юпитеру, или другие народы, полагавшие, что
Юпитера должно почитать выше всех остальных богов,
чувствовали совсем не то, что эти философы; последние,
согласно своему новому мнению, с одной стороны, высшие
искусства, — если только в этих вещах имели сколько-
нибудь силы, — посвящали преимущественно Сатурну, а
с другой — преследовали математиков и гадателей по
звездам, которые поместили Сатурна между прочими звез-
дами как злого бога, в то время как вышеупомянутые
99