Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
— Прекрасно! На этот вопрос иного ответа и не должно
быть. Итак, мы не сомневаемся нисколько, что тот, кто
решился быть блаженным, должен приобрести для себя
то, что всегда пребывает и что не может быть похищено
никакой свирепой фортуной.
— С этим, — заметил Тригеций, — мы еще раньше
согласились. *
— Не представляется ли вам, — спросил я, — Бог
вечным и пребывающим всегда неизменным?
— Это, — отвечал Лиценций, — настолько очевидно,
что не нуждается в обсуждении.
С этим благочестивым ответом согласились и прочие.
— Итак, — сказал я, — блажен тот, кто имеет Бога.
Когда все с радостью и охотно приняли это положение,
я продолжил:
— Мне думается, что теперь нам остается выяснить
лишь одно: кто из людей имеет Бога; ибо такой человек
будет поистине блаженным. А вы как об этом думаете?
На это Лиценций сказал, что Бога имеет тот, кто живет
хорошо; а Тригеций — что тот имеет Бога, кто делает
угодное Богу. С мнением последнего согласился и Ласти-
диан. Отрок же наш, самый младший из всех, отвечал,
что Бога имеет тот, кто не имеет нечистого духа. Мать
одобрила все мнения, но особенно последнее. Навигий
молчал, а когда я спросил его, как думает он, отвечал,
что из всех суждений ему нравится последнее. Следует,
подумал я, и у Рустика, который молчал, как мне казалось,
скорее из застенчивости, нежели от затруднения ответить,
спросить, какого он мнения относительно столь важного
предмета; он согласился с Тригецием.
Тогда я сказал:
— Итак, мне известно мнение всех о предмете истинно
великом, далее которого ни о чем не следует и спрашивать,
да ничто и не может быть найдено, если, конечно, мы
будем исследовать его так же спокойно и чистосердечно,
как и начали. Но так как на сегодня этого было бы
много, и так как есть своего рода неумеренность в пище
и для душ, коль скоро они набрасываются на нее сверх
меры и с жадностью (ибо в таком случае они худо
96