Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
Я не вижу ничего, что более следовало бы назвать даром
Божиим. Меня не смущает твое красноречие, ибо не могу
я бояться того, что люблю, хотя им и не обладаю; а
высоты фортуны боюсь еще менее: как бы ни была она
велика, все равно имеет второстепенное значение. Над
кем же она господствует, тех самих делает вторыми. Теперь
прошу тебя выслушать то, что я намерен тебе передать.
В ноябрьские иды был день моего рождения. После
обеда, достаточно скромного, чтобы не обременить им ни
одной из душевных способностей, я позвал всех, кто в
этот день, как, впрочем, и всегда, разделили со мною
трапезу, посидеть в банях. Были же со мною моя мать,
заслуге которой, думаю, принадлежит все, чем я живу,
брат мой Навигий и мои ученики Тригеций и Лиценций.
Находились туг же и мои двоюродные братья, Ластидиан
и Рустик (хотя они не терпят никого из грамматиков, но
их здравый смысл я считал очень полезным в том деле,
которое предпринимал), был, наконец, с нами и наимень-
ший из всех годами, но чьи способности, если не обма-
нывает меня любовь, обещают нечто великое, мой сын
Адеодат.
Глава II
Состязание первое
Когда все расселись и настроились слушать, я спросил:
— Согласны ли вы, что мы состоим из души и тела?
Все согласились, но Навигий возразил, что он этого
наверняка не знает.
— Совершенно ли ты ничего не знаешь, — спрашиваю
я, — или к чему-то такому, чего ты не знаешь, следует
причислить и это?
— Не думаю, чтобы я вообще ничего не знал.
— Можешь ли сказать нам что-нибудь из того, что
знаешь?
— Могу, — отвечал Навигий.
Видя, однако, что он колеблется, я спросил:
90