Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-1-2000/89"]Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X[/URL]
 

OCR
О БЛАЖЕННОЙ ЖИЗНИ
Глава I
Предисловие
Если бы, благосклонный и великий Феодор, в гавань
блаженной жизни приводили наш корабль заданное разумом
направление да наша добрая воля, то не уверен, что этой
гавани достигло бы хоть сколько-нибудь значительное
число людей. Впрочем, как видим, и теперь входят в нее
весьма немногие. Ибо когда Бог, или природа, или же
рок, или наша воля, или нечто еще иное, а, возможно,
и все это разом (поскольку вопрос это достаточно темный,
хотя, как я слышал, ты уже взялся за его разъяснение)
бросает нас, как бы беспричинно и как пришлось, в этот
мир, будто в некое бурное море, кто и каким образом
смог бы осознать, куда ему нужно стремиться и какой
стороной возвращаться, если бы не какая-либо невзгода,
глупцам кажущаяся несчастьем, не прибила блуждающих,
пусть против их воли и вопреки принятому ими направ-
лению, к желаннейшей земле?
Итак люди, которых философия может принять в свою
гавань, кажутся мне моряками как бы трех различных
типов. Одни из них плывут из тех ближних мест, где
застает их возраст, дарующий мудрость: один небольшой
взмах и удар весел — и вот они уже укрыты в этом
покойном месте, откуда они и остальным гражданам подают
ясный знак, что кому делать, дабы те, надоумленные ими,
стремились туда же. Другой тип, противоположный пре-
дыдущему, представляют собою прельстившиеся обман-
чивым видом открытого моря, отважившиеся плавать вдали
от родины, часто забывая о ней. Если таким (право уж
и не знаю, как это получается, но только происходит оно
чрезвычайно таинственным образом) подует ветер от кормы,
считающийся благоприятным, — они доходят до величай-
ших бедствий, гордясь и радуясь, что им постоянно льстит
обманчивое изобилие наслаждений и почестей. Чего, в
86