Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
думать, чтобы человек не мог найти истину. Кто же
полагает, что академики именно так думали, тот пусть
выслушает самого Цицерона. Ибо он говорит, что они
имели обыкновение скрывать свое мнение, и если откры-
вали его, то лишь тому, с кем доживали вместе до самой
старости. Какое это было мнение, известно одному Богу;
но я полагаю, что это было мнение Платона. Чтобы
передать вам коротко всю общую мысль мою, скажу, что
в каком бы положении человеческая мудрость ни нахо-
дилась, я не считаю еще себя постигшим ее. Но имея от
роду тридцать третий год, я полагаю, что не должен
отчаиваться ее когда-нибудь приобрести. По крайней мере,
презрев все остальное, что смертными признается за благо,
я порешил предаться всецело исследованию ее, а так как
от этого дела меня немало отвлекали умозаключения
академиков, то думаю, что я достаточно оградил себя от
них этим рассуждением. Никто не сомневается, что учиться
нас побуждает двойная сила: сила авторитета и сила разума.
Но для меня решено одно: что я никогда не уклонюсь
от авторитета Христова, ибо не нахожу более сильного.
Что же касается исследований чистого разума, то я уже
так настроен, что если бы особенно сильно пожелал
уразуметь что-либо истинное не только верой, но и пони-
манием, убежден, что найду это у платоников между тем,
что не противоречит нашей религии.
Когда я закончил свою речь была уже ночь и кое-что
было записано уже при внесенной лампаде. Однако наши
юноши с напряженным вниманием ожидали, пообещает
ли Алипий ответить на нее по крайней мере на другой
день. Тогда он сказал:
— Я готов утверждать, что никогда ничего не произошло
так согласно с моим желанием, как то, что я выхожу из
настоящего состязания побежденным; и думаю, что радость
эта не должна быть только моей радостью. Я поделюсь
ею с вами, мои соперники и наши судьи. Быть побеж-
денными при таких условиях от своих потомков желали,
конечно, и сами академики. Да и что может нам казаться
или представиться приятнее этого изящества речи, обду-
маннее этой серьезности суждений, благосклоннее добро-
84