Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
внимание на свойство тех действий, которые они одобряли,
и, рассматривая их как подобные каким-то истинным,
назвал истиноподобным все, чем должна была руководиться
деятельность человека в этом мире. Чему это было подоб-
ным, он прекрасно знал, но мудро скрыл и назвал также
это вероятным. Ведь тот имеет понятие об образе, кто
усматривает подражание ему. Ибо, каюЛл бы образом
мудрый одобрял, или каким бы образом он следовал
подобию истины, если бы не знал, что такое само истинное?
Итак, они знали и одобряли ложное, в котором усматривали
похвальное подражание истинным предметам. Но, так как
обнаруживать это перед непосвященными было преступно
и неудобно, они оставили это потомкам, а в свое время
тем, кому могли, показывали знаки своего мнения. Пос-
ледним, прекрасным диалектикам, они шуткой и насмеш-
кой запрещали возбуждать споры из-за слов. Поэтому-то
о Карнеаде говорят, что он был главой и основателем
даже третьей академии.
Столкновение это продолжалось потом вплоть до нашего
Туллия, но оно уже было совершенно ослабевшим и
должно было вдохнуть в латинскую литературу свое пос-
леднее дыхание. Однако же этими ветрами, как мне
кажется, был достаточно разнесен и рассеян известный и
из сена сложенный платоник Антиох (ибо стада эпику-
рейцев устроили козлиные стойла в душах сладострастных
народов). Этот Антиох был слушателем Филона, человека,
насколько я слышал, осмотрительного, который уже
начинал отказывавшимся от своего мнения врагам как бы
открывать двери и возвращать академию к учению и
законам Платона. Прежде него пытался сделать это и
Метродор, о котором говорят, что он первый сознался,
что невозможность познания не есть основное положение
академиков, но что этого рода оружие они приняли по
необходимости против стоиков. Итак, Антиох, как начал
я говорить, будучи слушателем академии Филона и Мне-
зарха Стоика, пробрался в древнюю академию, как бы не
имевшую защитников, да при отсутствии врагов и безза-
ботную, пробрался в качестве споспешника и гражданина,
внося в то же время какую-то скверну из праха стоиков,
82