Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-1-2000/78"]Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X[/URL]
 

OCR
и знает мудрость, и доверяет мудрости, то знает он не
ничто и доверяет не несуществующей вещи. Чего же вы
хотели бы большего? Разве поговорим несколько о том
заблуждении, которого они полагают избежать, если душа
не будет склоняться доверием ни к какому предмету? Ибо
заблуждается, говорят они, всякий, кто одобряет не только
вещь ложную, но и сомнительную, хотя бы она была и
истинна; несомненным же мы не находим ничего. Отнюдь
не мудрый, как мы сказали, находит такой самую мудрость.
15. Но вы желаете, может быть, чтобы я оставил это.
Неохотно оставляются надежные места, когда имеешь дело
с людьми лукавыми. Тем не менее, повинуюсь вам. Но
что скажу я потом? Что и как? Разумеется, должен говорить
то старое, на что и они имеют что ответить. Что, в самом
деле, буду делать я, которого вы вытеснили вон из своего
лагеря? Не обращусь ли за помощью к людям ученейшим,
с которыми, быть может, если победить и не удастся,
менее стыдно будет остаться побежденным? Итак, брошу,
насколько хватит сил, копье, пусть закоптелое и работы
грубой но, если не ошибаюсь, самое большое: "Кто ничего
не утверждает, тот ничего не делает; и откуда это у тебя,
невежественный человек, вероятное? откуда истиноподоб-
ное?" Исполнено наше желание: слышите, как звучат
греческие щиты!? Они приняли на себя удар нашего
массивного копья. Помощники мои ничего более действи-
тельного мне не доставили; и, как вижу, мы не нанесли
никакой раны. Обращусь к тому, чем служит мне деревня
и поле: более важное меня скорее обременяет, чем под-
держивает.
Когда в этой деревне я долго размышлял на досуге,
каким образом это вероятное и истиноподобное могло бы
предохранить наши действия от заблуждения, мне пока-
залось сперва, как обыкновенно казалось, когда я это
мнение поддерживал, что покрытие и ограда этим дается
превосходная. Но затем, когда я обдумал все внимательнее,
мне показалось, что я усмотрел еще одно отверстие, через
которое врывается заблуждение к считающим себя обезо-
пасенными. Я полагаю, что не только тот заблуждается,
кто следует ложным путем, но и тот, кто не следует путем
75