Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
демиками: вы встретите уже новое сражение: сражаются
между собою мудрый и мудрость. Мудрый не хочет со-
чувствовать мудрости. Я с вами спокойно жду конца. Ибо
кто не уверен, что мудрость непобедима? Однако же,
оградим себя некоторой дилеммой. В этом сражении или
академик победит мудрость, и в таком случае будет побеж-
ден мною, так как не будет мудрым, или же будет побежден
мудростью, и в таком случае мы докажем, что мудрый
сочувствует мудрости. Итак, или академик не есть мудрый,
или мудрый чему-нибудь доверяет; разве может тот, кто
постыдился сказать, что мудрый не знает мудрости, не
постыдиться утверждать, что мудрый не сочувствует муд-
рости? Но если уже правдоподобно, что мудрому доступно
знание по крайней мере мудрости, и нет причины, почему
бы он не доверял тому, что может познавать, то я нахожу
правдоподобным и то, чего желал, т. е., что мудрый будет
доверять мудрости. Если спросишь, где найдет он эту
мудрость, я отвечу: в самом себе. Если скажешь, что он
не знает, что имеет, — возвратишься к той нелепости,
что мудрый не знает мудрости. Если отрицаешь возмож-
ность найти самого мудрого, то об этом рассудим в другой
речи уже не с академиками, а с тобою, который так
думает. Ибо они, когда рассуждают об этом, рассуждают
именно о мудром. Самого себя Цицерон называет
исключительно человеком мнений (предположений), но
относительно мудрого ставит это предметом своего иссле-
дования. Если вам, юноши, это еще незнакомо, то можете
прочитать в "Гортензии": "Итак, если точного ничего нет,
а довольствоваться мнением неприлично мудрому, то муд-
рый ничего никогда не станет утверждать". Отсюда
очевидно, что в своих рассуждениях, против которых мы
ратуем, они говорят о мудром.
Итак, я полагаю, что мудрому известна мудрость, т. е.,
что мудрый воспринял мудрость. А поэтому, когда он
доверяет мудрости, — не гаданиями же он ограничивается.
Ибо он доверяет тому, не восприняв чего он не был бы
мудрым. Да и они утверждают, что не следует доверять
только таким вещам, которые не могут быть воспри-
нимаемы. Мудрость же не есть ничто. Итак, если мудрый
74