Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
леблюсь ли я заключить, что мне справедливо кажется,
что мудрый знает: в философии есть нечто истинное, если
и я успел узнать из нее так много истинного?
Но может быть он боится, чтобы выбор высшего блага
не был сделан спящим? Опасного ничего нет: когда
проснется — отвергнет, если оно не понравится, и удержит,
если понравится. Ибо кто, не нарушая справедливости,
станет укорять его за то, что он видел ложное во сне?
Или ужаснется того, что спящий потеряет мудрость, если
примет ложь за истину? На этот раз он, хотя и не спит,
осмеливается утверждать бред, называя мудрым бодрству-
ющего, и отрицая за ним мудрость, если он спит. Все
это можно сказать и о безумии; но речь спешит к другому.
Однако, я не оставлю этого без самого верного заключения.
Или мудрость в состоянии безумия теряется, и в таком
случае не будет мудрым тот, кого вы провозглашаете не
знающим истины, или знание его остается в его уме, хотя
остальная часть души все, что получает от чувств, пред-
ставляет себе как бы в сновидениях.
13. Остается диалектика, которую истинно мудрый хоро-
шо знает и которую, не впадая в заблуждение, может
знать всякий. Если же мудрый ее не знает, — знание ее
к мудрости не относится, так как и без него он смог
быть мудрым, и тогда излишне нам доискиваться, истинна
ли она и может ли подлежать познанию. В этом случае
может быть кто-нибудь мне скажет: "Ты, глупец, имеешь
обычай преувеличивать свои знания. Неужели ты мог
когда-нибудь что-либо узнать о диалектике?" Гораздо
более, чем из любой другой части философии. Во-первых,
это она меня научила, что все вышеприведенные поло-
жения, которыми я пользовался, истинны. Затем, через
нее я узнал и многое другое истинное. А как его много,
сосчитайте, если можете. Если в мире четыре стихии, то
их не пять. Если солнце одно, то их не два. Одна и та
же душа не может умереть и быть бессмертной. Не может
человек в одно и то же время быть и блаженным, и
несчастным. В данном месте не может и солнце светить,
и быть ночь. Или мы бодрствуем, или спим. То, что, как
мне кажется, я вижу, или есть тело, или не есть тело.
71