Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
как это звук предшествует пению по своему происхождению
и потому удерживает за собою первенство над последним?
Но ведь пение — это оформленный звук; может, конечно,
существовать и неоформленное, но как может оформиться
*то, чего нет?
В этом-то смысле материя и первенствует над тем, что
из нее образовано: она первенствует не потому, что образует
сама (она ничего сама не образует), и не потому, что
первенствует по времени — и звуки появляются по времени
не прежде пения, но одновременно с ним: мы ведь поем
не так, что сначала испускаем бесформенные звуки, а
потом как бы ловим их в воздухе и лепим из них песню,
как из глины лепят кувшин. Действительно, когда поют
и мы слышим звуки, то ведь не звучат же сперва одни
бесформенные звуки, а потом, в процессе пения, как бы
оформляются в саму песню. Звук прозвучал и растаял:
как вернуть его и оформить в песню? Из этого ясно, что
звуки — материя пения, материя, которую оформляют,
дабы получить из нее пение. Поэтому я и говорю: материя
пения предваряет форму пения, предваряет не потому, что
она творит, а потому, что она — его материя, которая
через тело подчинена душе поющего, так что не звук
творит, а из него творится пение. Таким же образом звук
не предшествует пению и по времени, ибо они одновре-
менны; и по выбору, ибо звук не лучше пения: пение —
это тоже звук, но только звук красивый. Он первенствует
по происхождению: здесь оформляется не пение, чтобы
стать пением, а звук.
Из этого примера пусть станет ясно: материя, сотво-
ренная "в начале" и названная небом и землей, ибо из
нее созданы небо и земля, сотворена "в начале" не по
времени, ибо время появилось лишь тогда, когда появились
оформленные вещи, чьи изменения и стало отражать время,
тогда как в бесформенной материи не могло быть никаких
изменений и сама она могла явится во времени только
вместе со всеми образованными из нее творениями. Все
это трудно понять, ибо на первый взгляд кажется, что
материя имеет первенство именно по времени. Что же до
первенства по выбору, то тут все очевидно: бесформенное,
709