Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
природы тел, или по воле некоего провидения: и что он
или был и будет всегда, или, начав свое существование,
быть не перестанет, или, не имея во времени начала,
будет иметь в нем конец, или как начал свое существование,
так и не навсегда пребудет; и такого рода физических
сведений я имею бесчисленное множество. Этого рода
истины представляются совершенно раздельно, и никто не
может смешать их по какому-либо сходству с ложью. "Но
ты прими из сказанного что-нибудь одно", — говорит
академик. Не хочу. Потому что это значит: брось то, что
знаешь, а говори то, чего не знаешь. "Но суждение
колеблется". Действительно, оно скорее колеблется, чем
падает, потому что поставлено ясно и может быть названо
или ложным, или истинным. Я утверждаю, что знаю его.
А ты, который не отрицаешь, что предметы этого рода
относятся к философии и в то же время утверждаешь,
что ничего из этого нельзя знать, докажи, что я этого не
знаю. Скажи, что эти разделения ложны, из-за чего вовсе
не могут быть различаемы.
11. "Откуда, — скажет он, — ты знаешь, что этот
мир существует, если чувства обманываются?" Ваши до-
казательства никогда не могли до такой степени подорвать
значение чувств, чтобы вы убедили нас, что мы ничего
не видим. Да вы решительно никогда и не осмеливались
на попытки такого рода, а с особым усилием старались
убедить, что это может быть иначе, чем кажется. Итак,
это все, каково оно ни есть, что нас содержит, что нас
питает, все это, говорю, что является моим глазам, что
мною ощущается — имеет землю и небо, или как бы
землю и как бы небо, я называю миром. Если ты говоришь:
"Мне ничего не видится, я не стану заблуждаться. Ибо
в заблуждении находится тот, кто составляет неоснова-
тельное суждение о том, что ему кажется". Но вы говорите,
что чувствующие могут видеть ложное, а не утверждаете,
что они ничего не видят. Вся область состязаний, в
которой вам угодно господствовать, совершенно унич-
тожились бы, если бы мы не только ничего не знали, но
и ничего нам не казалось. Если же ты отрицаешь, что
67