Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-1-2000/688"]Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X[/URL]
 

OCR
недоумении: как познать ее, не понимая, и как понять,
не познав?
Глава VI
Как исповедать Тебе, Боже, устами моими и стилем
то, чему научил Ты меня об этой материи? Я и прежде
слышал о ней, и не понимал, а если кто-либо пытался
разъяснить мне это, то и он ничего не понимал. Я
представлял ее в бесчисленном разнообразии видов и форм,
а значит, представлял не ее. Душа блуждала среди беспо-
рядочного и отвратительного, но все же и оно было как-то
оформлено. Я полагал бесформенным не полную лишен-
ность формы, а нечто такое, что было непривычным или
нелепым, от чего бы я пришел в замешательство и от
чего отвернулись бы все чувства мои. То, что представало
моему воображению, было не бесформенным и лишенным
всякого образа: просто форма его была безобразна. Здравый
разум убеждал меня отвлечься от всех форм, если я хочу
представить себе бесформенное и неопределенное, но я
не мог*. Я скорее готов был признать, что лишенное
формы не имеет бытия, чем представить себе нечто,
находящееся между формой и "ничто".
Тогда ум мой отвлекся от воображения, которое было
полно всевозможными образами тел, всячески изменяя их
и разнообразя. Я сосредоточился на самих телах, наблюдая
* "Нужно признать» что само понятие неопределенности может
приобрести определенный характер, но исходный пункт, от которого
мы должны отправляться, чтобы достичь этой определенности, оста-
ется, тем не менее, неопределенным. И так как все познается с
помощью понятия и мышления, а в нашем случае понятие уста-
навливает только общий признак неопределенности, мышление же
остается лишенным всякого содержания, являясь по существу как бы
полным отсутствием мысли, то представление неопределенности есть
не настоящее представление, ибо к нему примешивается момент
иного, неистинного бытия, с отражающим это бытие понятием. И,
возможно, Платон имел в виду именно это, когда утверждал, что
неопределенность может быть понята только своего рода ублюдочным
разумом". Плотин. Эннеады. "О двух видах материи" (II, 4, 9).
685