Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-1-2000/683"]Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X[/URL]
 

OCR
Глава XXVIII
Но как уменьшается и исчезает будущее, которого еще
нет? Как растет прошлое, которого уже нет? Да так, что
все это существует только в душе, и только в ней есть
все три времени. Она и ждет, и внимает* и помнит: то,
что она ждет, проходит через то, что она внимает, и
становится тем, что она помнит. Будущего еще нет, но в
душе живет ожидание будущего. Прошлого уже нет, но в
душе живут воспоминания о прошлом. Настоящее лишено
длительности, но внимание — протяженно. У будущего
нет длительности, ибо нет и самого будущего; длительность
будущего — это длительность его ожидания. У прошлого
нет длительности, ибо нет и самого прошлого; длительность
прошлого — это длительность памяти о нем.
Я собираюсь пропеть; пока я не начал, ожидание мое
устремлено к этой песне, причем к ней всей; когда же
я начну петь, то по мере того, как ожидание будет
истаивать вместе с пропетым и вместе с ним уходить в
прошлое, туда же вслед за ними устремится и память.
Сила, вложенная в мое действие, распределена между
памятью о том, что я уже сделал, и ожиданием того, что
я еще сделаю. Внимание же сосредоточено на настоящем,
через которое будущее переходит в прошедшее. Чем далее
продвигается действие, тем короче становится ожидание
и тем длительнее память; в конце концов ожидание
исчезнет и действие завершится, целиком поместившись
в памяти. То, что происходит с целой песней, то же
происходит и с каждой ее частью; то же происходит и
со всем представлением, частью которого является эта
песня; то же происходит и со всей нашей жизнью,
складывающейся из своих частей — действий. То же и
со всеми веками, прожитыми сынами человеческими, ибо
все жизни наши — только части этих веков.
680