Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-1-2000/679"]Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X[/URL]
 

OCR
остановить солнце, дабы битва была завершена победой:
солнце стояло, а время — шло. Итак, я вижу, что время
— это некая протяженность. Вижу ли? Открой мне это,
Свет и Истина.
Глава XXIV
Хочешь ли, чтобы я признал, что время — движение
тел? Нет, не хочешь. То, что всякое движение — во
времени, это я понимаю: Ты говоришь это мне. А что
само это движение — время, этого я не понимаю: не Ты
это говоришь. Когда тело движется, я временем измеряю,
сколь долго оно движется. Но если я не видел начала
движения и его завершения, то ничего не могу сказать о
его длительности кроме того, сколь долго я сам его
наблюдал. Если я долго наблюдал, то могу сказать, что
оно движется долго, хотя и не могу сказать, как именно
долго; длительность ведь определяется сравнением, и о
ней можно говорить, даже не зная ее точного значения.
Можно же, например, сказать: "Долго, как и то", или:
"Дольше того", и т. п. Если же нами был замечен момент
начала движения и момент его окончания, то в этом
случае мы можем уже сказать, сколько времени длилось
это движение. Коль скоро движение — это одно, а мерило
его — нечто другое, то разве не ясно, что скорее должно
быть названо временем? И если иное тело когда движется,
а когда и стоит на месте, то разве не можем мы также
измерить время его покоя и сказать: "Оно покоилось
столько-то, а двигалось — столько-то", или: "Стояло вдвое
больше, чем двигалось"; или: "Больше стояло, чем дви-
галось" — в зависимости от того, насколько точны наши
наблюдения? Выходит, время не есть движение тел.
Глава XXV
Признаюсь, Господи: я и сейчас не знаю, что есть
время; зато я знаю, что говорю об этом во времени, что
676