Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
всех тел? Остановись вдруг светила, что помешало бы
вращению гончарного круга? И как бы мы сочли его
обороты, если бы времени не стало? Неужто же, наблюдая
за его вращением, мы не смогли бы сказать, видя, что в
тот раз он повернулся быстрее, чем в этот, что тот оборот
занял меньший промежуток времени, чем этот? И как
говорили бы это? Неужто вне времени? И не было бы в
наших словах коротких и длинных слогов? Господи, позволь
нам в малом увидеть законы, общие и для малого, и для
большого. Есть звезды, "светила на тверди небесной для
знамений, и времен, и дней, и годов" (Быт. I, 14), и я
не скажу, что оборот деревянного колеса есть день, но и
тот ученый муж не может сказать, что тут нет времени.
Я хочу узнать природу и сущность времени, которым
мы измеряем движение тел и говорим: "Это движение
вдвое длиннее того". Меня интересует вот что: днем
называется не только светлое время, когда солнце находится
над землей, но и время, за которое оно совершает свой
оборот от восхода до восхода, почему мы и говорим, что
прошло столько-то дней, включая в это время и ночи.
Таким образом, полный день определяется полным кру-
гооборотом солнца, и я спрашиваю, что же такое этот
день: само движение, срок его совершения или же то и
другое разом? В первом случае днем мог бы быть и час,
если бы солнце смогло обернуться столь быстро; во втором
дня бы вообще не было, а был бы только час; в третьем
нельзя было бы назвать днем ни сам промежуток времени,
необходимый для полного оборота, ни, если допустить,
что солнце может остановиться, такое количество времени,
за какое оно обычно совершает свой оборот от утра до
утра. Итак, оставим в стороне вопрос о дне и спросим:
что такое время, измеряя которым движение солнца мы
могли бы сказать: солнце совершило свой оборот за
промежуток вдвое меньший, чем обычно (если бы оно
совершило его за двенадцать часов). Сравнивая оба про-
межутка, мы бы сказали тогда, что солнце порою совершает
оборот за одно время, а порою — за другое, двойное.
Если же кто возразит, что подобного не бывает, пусть
такой прочтет о том человеке, который сумел молитвой
675