Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-1-2000/673"]Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X[/URL]
 

OCR
девять — только в будущем. Во второй же год — первый
уже будет в прошедшем, а остальные — в будущем.
Возьмем середину: половина — в прошлом, половина —
в будущем. Поэтому сто лет в настоящем быть не могут.
Но ведь и тот год, который идет, — отнюдь не в
настоящем. Идет его первый месяц: он — в настоящем,
одиннадцать же других — в будущем, идет второй: первый
— в прошедшем, десять — в будущем, и т. д. Но и
текущий месяц не весь в настоящем. В настоящем —
один из его дней: все его дни до текущего — в прошлом,
все дни после текущего — в будущем. Выходит, долгим
можно назвать лишь настоящее, да и то сведенное до
одного дня. Но расчленить-то можно и день. Он состоит
из ночных и дневных часов, и всего их — двадцать
четыре. По отношению к первому часу все остальные —
будущие, по отношению же к последнему — прошедшие.
Но даже и настоящий час состоит из более мелких и
быстро исчезающих частей: исчезнувшие — в прошлом,
все прочие — в будущем. Настоящим можно назвать
только миг, который уже не делится на части; но как
ухватить его? Ведь он потому-то и неделим, что у него
нечего делить: у него нет никакой длительности. Если бы
у него была хоть какая-нибудь длительность, ее можно
было бы разделить на "до" и "после", на прошлое и
будущее. Настоящее же не продолжается.
Так где же то время, которое мы называем долгим? В
будущем? Но мы не говорим о нем: "Оно долгое", ибо
его еще нет. Поэтому и говорится: "Оно будет долгим".
Когда же оно будет? Если в будущем, то как может быть
долгим то, чего еще нет? Если же оно станет долгим
тогда, когда начнет возникать и становиться настоящим,
то настоящее, как показано выше, долгим быть не может.
Глава XVI
И, однако, Боже праведный, мы понимаем, что такое
промежутки времени, сравниваем их и говорим, что одни
длиннее, а другие — короче. Мы даже можем измерить,
670