Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-1-2000/664"]Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X[/URL]
 

OCR
во имя Слова Твоего, через Которое Ты создал все, в
том числе и меня; во имя Единственного Твоего, через
Которого Ты усыновил верных, в том числе и меня; молю
Тебя во имя Его, нашего Ходатая, "в Котором сокрыты
все сокровища премудрости и ведения" (Кол. II, 3), кои
ищу я в книгах Твоих. Моисей писал о нем; так говорит
он сам, так говорит истина.
Глава III
Дай мне услышать, дай понять, каким образом Ты
сотворил в начале небо и землю? Так написал Моисей,
но он ушел к Тебе, и нет его предо мною. О, если бы
он был тут! Я бы ухватился за него, просил бы его,
умолял бы именем Твоим раскрыть и разъяснить мне эту
тайну; я весь обратился бы в слух, жадно внимая словам,
исходящим из его уст. Впрочем, если бы он заговорил на
еврейском, то напрасно бы потревожил мой слух: разум
бы мой молчал. Вот если бы он заговорил по-латыни, то
я сразу бы понял его, но и в этом случае, откуда бы
мне было знать, правду ли он говорит. А если бы и знал,
то разве от него? Конечно, нет. Сама истина, сокрытая
в глубинах души и живущая в мыслях, не нуждающаяся
ни в каких языках: ни в еврейском, ни в латинском, ни
в греческом, ни в варварском, беззвучно сказала бы мне:
"Он говорит правду"; и я, нисколько не колеблясь, поверил
бы и сказал человеку Твоему: "Ты говоришь правду". Но
я не могу спросить у Моисея, и потому обращаюсь к
Тебе, высочайшая Истина, просветившая его и вразумившая
оставить нам эти письмена, которые мы не в силах
разрешить сами собою (II Пет. I, 20), к Тебе обращаюсь
и молю: пощади меня, грешного; Моисею, рабу Твоему,
Ты даровал написать, мне же даруй уразуметь написанное.
66!