Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
и глупее чего нельзя придумать, что он одновременно и
мудр, и не знает мудрости. Не тверже ли то положение,
что человек не может быть мудрым, чем то, что мудрый
не знает мудрости? Не о чем будет и спорить, если дело
поставлено так, что рассуждений не требует. "Но если так
будет сказано, люди-де могут совершенно бросить фило-
софию; а теперь они должны быть вводимы в заблуждение
приятнейшим и святейшим именем мудрости". Но для
чего? Чтобы, потратив годы жизни и ничему не научившись,
осыпать потом страшными проклятиями тебя, последовав
которому они лишились каких бы там ни было удовольствий
телесных, а приобрели терзания душевные.
Но на самом деле, кто более отвратит людей от
философов? Тот ли, кто скажет: послушай, друг мой,
философией называется не самая мудрость, а любовь к
мудрости; если ты к ней обратишься, то хотя и не будешь
мудрым, пока живешь (ибо мудрость у Бога, и человеку
доступна быть не может), однако, если достаточно ут-
вердишь себя, то дух твой после этой жизни, т. е. когда
перестанешь быть человеком, несомненно будет владеть
ею, или тот, кто сказал бы: "Обратитесь, смертные, к
философии; в ней великая польза. Ибо что дороже для
человека, нежели мудрость? Обратитесь к ней, чтобы быть
мудрыми, но мудрости, впрочем, вы не узнаете...". "Я так
не сказал бы", — говорит он. Но это значит — обманывать;
потому что у тебя содержится именно это, а не что другое.
Поэтому, если ты скажешь так, они удалятся от тебя, как
от безумного, а если другим образом приведешь их к тому
же, сделаешь их безумными. Но, допустим, что в силу
того и другого мнения люди одинаково не захотят фило-
софствовать. Пусть определение Зенона вынуждает сказать
нечто вредное для философии. Что следует, любезный
мой, сказать человеку, — то ли, что заставит его горевать
о себе, или то, что заставит посмеяться над тобою?
Впрочем, насколько при своей глупости можем, разберем
определение Зенона. Он говорит, что можно уловить
знанием тот образ, который является так, как образ ложный
явиться не может. Очевидно, что ничто другое не может
подлежать восприятию. "И я так же смотрю на это дело,
3 Зак. 3644
63