Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-1-2000/656"]Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X[/URL]
 

OCR
хочешь. Тебе ведомы стенания сердца моего, Ты видел
потоки слез моих. Как мне понять, насколько очистился
я от этой скверны; Ты ясно видишь это, я же — смутно.
При других искушениях я могу проверить себя, тут же я
бессилен. Когда речь идет о плотских радостях и суетст-
вованиях души, тут мне понятно, чего я достиг, и об
одном лишь я вопрошаю себя: каково мне без них, легко
или тяжко. К богатству стремятся, дабы им служить одной
или нескольким из трех страстей*, и если душа не знает,
насколько дорого ей ее богатство, пусть откажется от него,
и узнает. Но если мы не знаем, как действует на нас
отсутствие похвал, то неужто же нам следует опуститься
до жизни настолько дурной и порочной, чтобы все воз-
ненавидели нас? Что может быть нелепее подобной мысли!
И коль скоро похвала — неизменная спутница хорошей
жизни и добрых дел, то пусть будут и они, и спутница
их. Но, конечно, при этом я останусь в полном неведении
относительно того, о чем шла речь.
В чем же исповедуюсь я Тебе, Господи, когда говорю
об искушении? Не в том ли, что мне приятны похвалы?
Но истина выше всех похвал, и если бы спросили меня,
что бы я предпочел, стать заблуждающимся безумцем и
слышать всеобщие похвалы, или же твердо стоять в истине,
хотя бы все меня за то и порицали, я знаю, что бы я
ответил. Одного я боюсь: как бы чужое одобрение не
увеличивало мою радость от чего-то доброго во мне. А
оно, увы, увеличивает ее, равно как порицание — умень-
шает. И мало того; как только я обеспокоюсь этим, как
тут же подкрадывается ко мне и извинение. Ты, Господи,
знаешь ему цену, но меня оно смущает. Оно таково: Ты,
Господи, повелел нам быть не только воздержанными,
т. е. подавлять любовь к недолжному, но и справедливыми,
т. е. любить достойное, не только Тебя, но и ближнего;
далее, если я радуюсь похвалам достойного человека, то
почему бы мне не считать, что я радуюсь возрастанию в
нем добра, и наоборот, когда я слышу от него порицание,
* "Ибо все, что в мире: похоть плоти, похоть очей и гордость
житейская" (I Иоан. II, 16).
653