Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
себе и другие телесные чувства, когда с их помощью
что-либо изучается.
Тут явственно видно различие между тем, что требуется
внешним чувствам для наслаждения, и что — для любо-
пытства. Наслаждение ищет лишь красивого, сладкозвуч-
ного, вкусного да мягкого, а любопытство — вообще
всего, подчас даже противного, не из желания страдать,
а чтобы познавать. Можно ли наслаждаться видом рас-
терзанного трупа? А между тем, люди сбегаются поглазеть,
поскорбеть и попугаться. Они не хотели бы увидеть такое
и в кошмарном сне, наяву же, однако, они тут как тут,
будто бы сюда их гонит молва о чем-то прекрасном. То
же касается и прочих чувств. Поэтому-то и любят люди
глазеть на всякие диковинки, рыться в тайниках природы:
пользы от подобных знаний нет никакой, но люди хотят
знать, чтобы знать. Отсюда и повсеместное увлечение
магией, отсюда и эти нескончаемые требования знамений
и чудес; не спасения при этом ищут, а утоления любо-
пытства.
В этом сумрачном лесу, полном ловушек и опасностей,
я уже немало попортил да пораскидывал. Ты дал мне это
сделать, Господь спасения моего. Но осмелюсь ли я сказать,
когда ежечасно и отовсюду в нашу жизнь с шумом
вламываются тысячи вещей, вызывающих наше любопыт-
ство, что ни одна из них не принудит меня ко внима-
тельному изучению ее и не внушит пустого интереса?
Театр, понятно, оставляет меня равнодушным; нету мне
дела и до тайного хода светил; душа моя не взывает к
теням, ибо ей противны любые святотатства. Но как
избавиться мне от того врага моего, который все нашеп-
тывает мне, дабы я попросил у Тебя какого-либо знамения?
У Тебя, Боже, Которому я обязан служить в смирении и
простоте! Молю Тебя именем Царя нашего и небесного
Иерусалима, обители скромности и целомудрия: насколько
далека сейчас от меня эта мысль, да пребудет она еще
дальше. Если же прошу я Тебя о спасении ближнего, то
цель моя совсем иная; Ты знаешь это, Господи, я же
знаю, что Ты даешь мне и будешь давать силу охотно
подчиняться Тебе.
650