Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-1-2000/650"]Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X[/URL]
 

OCR
же плохо — то куда меньше. Каждому из наших душевных
движений присущи свои особые интонации голоса, гово-
рящего и поющего, и они, в силу тайного сродства, эти
движения вызывают. Плотское удовольствие, расслабляю-
щее душу, часто обманывает меня; сопровождая разум,
оно не желает смиренно следовать ему, но стремится
вырваться вперед, руководить им. Так грешу я, часто
замечая это только впоследствии.
Порою же, пытаясь избежать обмана, я впадаю в другую
крайность, грешу чрезмерною строгостью: тогда я хочу,
чтобы и моих ушей, и ушей всех верных Твоих не касались
сладостные напевы, на которые положены псалмы Давида.
Мне кажется тогда, что прав был Афанасий, епископ
Александрии, который заставлял произносить псалмы почти
без интонаций, скорее речитативом, чем пением. Но когда
вспоминаю я те слезы, которые пролил под звуки цер-
ковного пения, когда я только утвердился в вере своей,
хотя тогда меня более трогали чистые и взволнованные
голоса, чем заключенный в этих песнях смысл, я вновь
признаю великую пользу этого обычая. Так колеблюсь я:
и наслаждение опасно, и спасительная сила пения уста-
новлена опытом. Не решаясь вынести окончательное ре-
шение, я все же склоняюсь к пользе церковного пения;
да исполняется слабая душа благочестием под эти чарующие
звуки. Когда же со мною бывает, что меня больше волнует
само пение, чем то, что поется, я каюсь и понимаю, что
лучше бы мне было не слушать этого пения вовсе. Таков
я, слабый человек: поплачьте обо мне и вместе со мною
те, кто ищет доброго в сердце своем. "Призри, услышь
меня, Господи, Боже мой" (Пс. XII, 4), сжалься и исцели
меня, ибо стал я сам для себя загадкой, и в этом недуг
мой.
Глава XXXIV
О похоти телесных очей моих остается сказать мне в
этих признаниях, которые да будут выслушаны ушами
храма Твоего, ушами братскими и добрыми. На том и
закончим рассказ о соблазнах плотских, которые до сих
647