Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
Глава XXXI
Есть и другая забота — восстанавливать ежечасно
рушащееся тело едой и питьем. "Пища для чрева, и чрево
для пищи; но Бог уничтожит и то и другое" (I Кор. VI,
13), уничтожит голод наш дивной сытостьк^ когда тленное
сие облачит в нетление (I Кор. XV, 53). Но ныне сладка
мне эта забота, и я борюсь с этим чувством, дабы не
быть плененным им. Я "усмиряю и порабощаю тело мое"
(I Кор. IX, 27) частым постом, и муки мои изгоняются
удовольствием. Голод и жажда — мука; они жгут и
убивают, как лихорадка, требуя лекарства — еды и питья.
А поскольку лекарство всегда рядом, ибо Ты утешаешь
нас дарами Твоими, кои предоставляют нам по слову
Твоему и земля, и море, и самое небо, то бедствие наше
стало называться наслаждением. Ты научил меня относиться
к еде, как к лекарству, но в тот момент, когда я перехожу
от тягостного голода к благодушной сытости, расставляются
для меня силки чревоугодия. Сам этот переход — на-
слаждение, и другого перехода нет. Мы едим для поддер-
жания здоровья, но к этому примешивается и удовольствие
— опасный спутник, пытающийся забежать вперед, жела-
ющий, чтобы ради него добровольно делалось то, что
необходимо делается ради здоровья. Но того, что достаточно
для здоровья, недостаточно для наслаждения, и где грань
между тем и этим — определить порою очень трудно.
Эта неопределенность радует душу, ибо служит как бы
извинением излишества: она довольна, что не видит меры
потребного здоровью и что ссылкой на здоровье может
прикрыть службу чревоугодию. Этим соблазнам стараюсь
я противостоять, взывая к деснице Твоей. Тебе исповедую
свою тревогу, ибо здесь еще пребываю в смятении.
Слышу голос Господа моего: "Смотрите же за собою,
чтобы сердца ваши не отягчались объядением и пьянством"
(Лук. XXI, 34). От пьянства я далек, да не приближусь
к нему по милости Твоей. Но чревоугодие порою под-
крадывается к рабу Твоему: помилосердствуй, пусть и оно
удалится от меня. "Никто не будет воздержанным, если
не даст ему Бог". Многое даешь Ты по молитвам нашим,
644