Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-1-2000/636"]Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X[/URL]
 

OCR
их в данный момент телесными чувствами, но образы их,
конечно же, тут, в памяти. Я называю телесную боль,
хотя сейчас у меня ничего не болит. Но представление о
ней должно быть в моей памяти, иначе как бы отличил
я ее от наслаждения? Я говорю о телесном здоровье, но
хотя я и здоров, не будь образа здоровья в памяти, я бы
не вспомнил, что значит это слово. И больные ничего не
знали бы о здоровье, если бы не помнили о нем. Я
называю числа и вспоминаю о них: не об их образах, но
именно о них самих. Я называю образ солнца, и вот он
— в памяти. Не образ образа, а сам образ, предстающий
при воспоминании о нем. Я говорю о памяти, и понимаю,
о чем говорю. Откуда узнал я о ней, как не от нее самой?
Неужели же и себя она видит в образе?
Глава XVI
Я вспоминаю о забвении, и знаю, о чем вспоминаю.
А ведь я вспоминаю не название, а то, что оно обозначает;
если бы я забыл об этом, то и не знал бы, что это такое.
Когда я говорю о памяти, то вот она, сама память, но
когда я говорю о забвении, то здесь есть и память, и
забвение: память, которой я вспоминаю, и забвение, о
котором вспоминаю. Но ведь забвение — это утрата
памяти. Как же я вспоминаю то, при наличии чего я не
могу вспоминать? Но я должен помнить о забвении, иначе
откуда бы мне было знать, что это такое. О забвении
помнит память, ибо не будь ее, не было бы и забвения.
Выходит, не само забвение существует в памяти, но только
образ его; будь там оно само, мы бы ничего не вспоминали.
Кто в силах постигнуть все это? Кто поймет, как это все
происходит?
Да, Господи, я размышляю над этим, тружусь над
собой; я стал для себя землею, которую должно возделывать
в поте лица своего. И ведь речь идет не о глубинах небес-
ных и водных, не о звездных пространствах, не о тайнах
земных; речь идет обо мне, о моей душе. Далеко от меня
то, что вне меня, но близок ли себе я сам? Непостижима
633