Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-1-2000/635"]Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X[/URL]
 

OCR
радовало тогда; вспоминаю о грусти, но не грущу; прежние
страхи, приходя на ум, уже не страшат; страсть вспомина-
ется бесстрастно. А бывает и так, что бывшую печаль я
вспоминаю с радостью, а радость — с тоской. И речь
ведь идет не о теле, а о душе. Чему было бы удивляться,
если бы о бывшей болезни я вспоминал с радостью? Но
ведь память-то и есть душа, ум. Когда мы хотим что-либо
запомнить, то часто говорим: "Держи это в уме"; забыв
о чем-то, вздыхаем: "Из ума вон". Но когда я радостно
вспоминаю о прошлой печали, то в душе моей радость,
а в уме — печаль. Причем душа радуется радостью, ум
же не печалится от печали. Что же, память не связана с
душою? Нет, память — это как бы желудок души, а
радость и печаль — ее пища; в памяти она переваривается,
теряя вкус. Сравнение это может показаться смешным, но
некоторое сходство здесь есть.
И вот из памяти своей я извлекаю сведения о четырех
чувствах, волнующих душу: страсти, радости, страхе и
печали. Все мои рассуждения о них я нахожу в памяти,
причем ни одно из этих волнующих чувств при вос-
поминании о нем меня не волнует. Еще прежде, чем я
начал вспоминать о них, они находились в памяти моей,
иначе я бы и не извлек их на свет своим воспоминанием.
Возможно, как пища поднимается из желудка при жвачке,
так и воспоминание вызывает эти чувства из памяти.
Почему же вспоминающий о них не ощущает при этом
ни сладости радости, ни горечи печали? Но кто бы стал
говорить о страхах и печалях, если бы вынужден был при
этом бояться и печалиться? Но, с другой стороны, мы не
смогли бы ничего о них сказать, если бы память не
хранила не только обозначения этих чувств, но и вос-
поминания о знакомстве с ними нашей души. Душа, по
опыту знающая о них, передала эти знания памяти, и та
их удержала.
Глава XV
Но как удержала, с помощью образов, или без? Когда
я говорю о камне или солнце, то хотя и не воспринимаю
632