Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
и всего, что в них есть: "Не мы Бог, но Он сотворил
нас"; внутренний человек осознал при помощи внешнего;
я, внутренний человек, познал это; я, дух, с помощью
телесных чувств. Я вопросил всю вселенную о Боге, и
она ответила: "Не я, но Сотворивший меня".
Не всем ли существам, чьи органы чувств здоровы,
открывается та же картина вселенной? Тогда почему не
всем очевидно то же самое? Большие и малые твари видят
вселенную, но не могут вопрошать ее, ибо лишены разума,
обсуждающего то, что возвещают чувства; они не могут
исследовать природу так, чтобы "невидимое Господа, вечная
сила Его и Божество, от создания мира чрез рассматривание
творений стали видимы" (Рим. I, 20). Что же до людей,
то хотя они и наделены разумом, но из-за чрезмерного
увлечения и пристрастия к тварям не могут судить о них
надлежащим образом. Тварь возвещает о свойствах Божиих
не вопрошающим только, но и обсуждающим; она не
изменяет своего вида, чтобы одному казаться так, а другому
— иначе, но при этом для одних она нема, для других
— красноречива. Можно даже сказать, что она красно-
речива для всех, но понимают ее язык лишь те, кто
сопоставляет услышанное с голосом внутри их звучащей
истины. И истина говорила мне: "Бог твой не есть ни
небо, ни земля, ни что-либо телесное. Об этом говорит
сама природа телесного: это масса, в которой часть всегда
меньше целого. Куда лучше всего этого душа, образующая
тело и оживляющая его, чего не способна сделать материя.
Но Бог — это Жизнь жизни ее".
Глава VII
Итак, что же люблю я, когда люблю Господа моего?
Кто Он, превосходящий самые возвышенные силы души
моей? Через душу свою стану восходить к Нему. Я не
буду останавливаться на жизненной силе души моей,
которой я связан с телом и оживляю его. Не с ее помощью
я отыщу Бога моего, ибо в противном случае Его бы
нашли "и конь, и лошак несмысленный" (Пс. XXXI, 9);
626