Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
Мы удержали мальчика от плача; Еводий запел псалом,
и мы вторили ему: "Милость и суд буду петь; Тебе,
Господи, буду петь" (Пс. С, 1). Услышав пение, пришли
многие из братьев и несколько женщин. Те, кому это
полагалось, начали обряжать тело, я же стоял в стороне,
беседуя с людьми о том, что приличествовало этому
скорбному часу, лекарством истины пытаясь смягчить свои
муки, ведомые Тебе, но неизвестные слушателям моим,
полагавшим, что я не чувствую никакой боли. Я же
исповедался Тебе в слабости своей, пытался преградить
путь скорби; но она, на время как бы успокоившись,
вновь прорывала хрупкую плотину и подхватывала меня
своим бурным потоком. Я оставался внешне спокойным,
но Ты знаешь, Боже, что творилось в сердце моем! И
еще угнетало меня то, что так потрясает меня смерть,
неизбежно наступающая по законам плоти, и эта двойная
печаль томила душу мою.
Тело было вынесено; мы пошли и вернулись без слез.
Даже во время молитвы, когда, по обычаю тех мест, тело
до положения в гроб лежало рядом с ним, даже тогда я
сумел удержаться от слез. Весь день я тайно скорбел,
моля Тебя утишить боль. Но Ты не сделал этого, думаю,
затем, чтобы явить, сколь крепки узы привычки даже для
души, избравшей истину и отвернувшейся от лжи.
Я решил сходить в бани, ибо слышал, что греки, назвав
бани PaXaveiov, хотели этим сказать, что они "прогоняют
скорбь" (Pataiv aviav). Но вот, грязь сошла, а скорбь
осталась. Затем я поспал, и когда проснулся, почувствовал,
что боль смягчилась. Я лежал в полном одиночестве на
ложе своем, и тут пришли мне на память строки из гимна,
написанного рабом Твоим Амвросием:
Господь, всего Создатель — и неба, и земли
Ты — света дню податель и ночи тишь — внемли!
Утешь в печали душу, дай силы поутру
Чтоб тело, отдохнувши, вновь принялось за труд
И тут вернулись ко мне прежние воспоминания: я
вспомнил верную служанку Твою, ее благочестие, ее святую
618