Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
стоящим на моей стороне, прими на время их сторону и
возражай мне.
— Так как ты сегодня, — отвечал он, — выступил,
как говорится, при добрых предзнаменованиях, то я не
стану мешать твоей полнейшей победе и попытаюсь, по
твоему требованию, принять эту сторону с большим уже
спокойствием; если, впрочем, то, что полагаешь делать
посредством вопросов, ты не обратишь в монолог, чтобы
этими маленькими стрелами меня, твоего уже пленника,
не терзать, как действительно упорного противника, что
совершенно несогласно и с твоим человеколюбием.
Заметив, что и другие ожидали этого, я как бы делая
новое вступление, сказал:
— Уступаю вашему желанию. И хотя после известного
труда по части риторики я предполагал найти некоторое
отдохновение в этом легком упражнении, разъясняя дело
более вопросами, чем речью, однако, принимая во вни-
мание, что, с одной стороны, нас очень немного, и потому
мне нет необходимости говорить особенно громко, что
было бы вредно моему здоровью, а с другой, что в этом
стиле, ради того же здоровья, я решил иметь своего рода
возницу и сдерживателя для своей речи, чтобы не приходить
в более возбужденное душевное состояние, чем сколько
того требует попечение о теле, я изложу, согласно вашему
желанию, в непрерывной речи то, что я думаю. Но прежде
всего рассмотрим одно обстоятельство, которым любители
академиков имеют обыкновение особенно хвалиться. В
книгах Цицерона, написанных в защиту этого учения, есть
одно место, изложенное на мой взгляд с удивительным
остроумием, а на взгляд других — с особою силой.
Действительно, трудно предположить, чтобы кого-либо не
заинтересовало сказанное там, а именно: что мудрому
академику все, кажущиеся самим себе мудрыми последо-
ватели других сект, отводят второе место, усвоив первое,
естественно, каждый самому себе. Из чего можно за-
ключить, что тот справедливо по собственному суду своему
будет первым, кто по суду всех остальных есть второй.
Представьте себе, что является мудрый стоик (ибо
против них, по преимуществу, направлено остроумие ака-
59