Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
вроде той, что мудрость есть ничто, или что мудрый не
знает мудрости.
6. Ты спросил, Алипий, кто может показать истину; и
я постараюсь всячески быть в этом согласным с тобою..
Только некоторая божественная сила, говорил ты, может
показать человеку, что истинно; это и корртко, и, вместе
с тем, благочестиво. В этом нашем споре я не услышал
ничего более приятного, более серьезного, более вероятного,
и если этому, как верю я, присуща сила божественная,
— более истинного. Да и в самом твоем упоминании
Протея, какая возвышенность ума, какое стремление к
высочайшему роду философии! Протей этот (заметьте юно-
ши, что философия вовсе не считает поэтов презренными)
выставляется за образ истины. В стихах, говорю, Протей
показывает и представляет собой олицетворение истины,
которой никто не может овладеть, если, обольстившись
ложными образами, ослабит или выпустит из рук сети
познания. Ложные же образы суть те, которые, по условиям
телесной жизни, посредством тех чувств, которыми мы
пользуемся, вводят нас в обольщение и обман в ту пору,
когда истина достигнута и как бы находится уже в руках.
Это третье из того, что высказано полезного для меня и
чему я не нахожу цены. Ибо мой искреннейший друг
согласен со мной не только в присутствии вероятностного
в человеческой жизни, но и в самой религии; а это
яснейший признак истинного друга. Ибо, по самому точ-
ному и святому определению, дружба есть благосклонное
и любовное согласие в вещах человеческих и божественных.
7. Впрочем, чтобы аргументы академиков не казались
распространяющими некоторого тумана, или чтобы иным
не показалось, что мы гордо восстаем против авторитета
ученейших мужей, между которыми особенно не может
не быть близким нашему сердцу Туллий Цицерон, я
прежде, если угодно, вступлю в короткое рассуждение
против тех, кому вышеприведенные выводы кажутся
противными истине. Затем, согласно своему мнению, я
покажу, какая была у академиков причина скрывать свое
воззрение. Итак, Алипий, хотя я и вижу тебя всецело
58