Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-1-2000/609"]Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X[/URL]
 

OCR
в деревню. Там я кое-что начал пописывать, и хотя этими
книгами уже служил Тебе, но в них еще было немало от
школьного высокоумия. Это заметно и в диалогах с
друзьями, и в беседе с самим собою пред лицем Твоим,
и в переписке с отсутствующим Небридием*.
Смогу ли припомнить все благодеяния Твои? Я вспо-
минаю себя, каким я был в то время, и !Йне сладостно
говорить Тебе, Боже, о тех тайных уколах, коими Ты
укрощал меня, о том, как повергал ниц, ибо должно было
исполниться писанное: "Всякий дол да наполнится, и
всякая гора и холм да понизятся, кривизны выпрямятся
и неровные пути сделаются гладкими" (Лук. III, 5), как
самого Алипия, брата сердца моего, смирил и подчинил
имени Сына Твоего, Иисуса Христа, Господа и Спасителя
нашего, имени, которое прежде он не желал вставлять в
писания наши. А ведь было время, когда он предпочитал
школьные кедры церковным травам. Я вспоминаю, как
взывал к Тебе, Господи, читая смиренные псалмы Давида,
изгонявшие дух гордыни, как славно проводили мы время
с Алипием, наслаждаясь покоем, как радовалась мать,
соединявшая в себе женственность и мужскую ясность
веры, материнскую любовь и христианское благочестие. Я
читал псалмы, и любовь к Тебе наполняла меня. Как
хотел я прочесть их всему миру, дабы сокрушилась гордыня
людская! Но ведь их и читают по всему миру, "и ничто
не укрыто от теплоты Твоей" (Пс. XVIII, 7).
Я не переставал возмущаться манихеями, но в то же
время и жалел их, ибо им неведомы наши таинства,
лекарство от их безумия, они отвергают противоядие,
которое могло бы возвратить им ясность ума. Мне хотелось,
чтобы они сейчас оказались рядом со мной и увидели,
как светлеет лицо мое, сколько радости в глазах моих,
когда я читаю: "Услышь меня, Боже правды моей! В
тесноте Ты давал мне простор. Помилуй меня и услышь
молитву мою" (Пс. IV, 2). Пусть бы смотрели и слушали,
* Имеются в виду диалоги "Против академиков'*, "О блажен-
ной жизни", "О порядке", а также "Монологи". Переписка с Небри-
дием почти полностью утрачена.
606