Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
души двух разных природ, доброй и злой. Они-то и злы,
ибо мыслят по злому, но и они могут стать добрыми,
если познают истину и согласятся с нею, и тогда и о
них можно будет сказать: "Вы были некогда тьма, а теперь
— свет в Господе" (Еф. V, 8). Но они в гордыне своей
не пожелали стать светом в Господе, ибо,* полагая свою
душу единосущной с Богом, хотели светить в самих себе,
а потому и остались тьмой, отвернувшись от истинного
Света, "Который просвещает всякого человека, приходя-
щего в мир" (Иоан. I, 9). Одумайтесь и устыдитесь,
обратитесь к Нему, просветитесь, "и лица ваши не пос-
тыдятся" (Пс. ХХХШ, 6).
Так я колебался, служить мне или не служить Господу
Богу моему, желая этого и не желая, и оставаясь при
этом самим же собой. Я разделился в самом себе и
боролся с самим собой, и это разделение, эта борьба
свидетельствовали не о двух душах, а об одной, но только
больной и терпящей наказание. И наказание это было не
от меня, "но от живущего во мне греха" (Рим. VII, 17),
ведущего свое начало от греха Адама, совершенного по
свободному выбору.
Если бы природ было столько, сколь есть враждующих
друг с другом воль, то сколько бы их было? Уж никак
не две. Например, кто-нибудь из них* станет рассуждать
так: "Идти ли мне на наше сборище, или отправиться в
театр?" И вот уже поднимается шум, дескать, борются
две природы. Но ведь оба-то желания злы, так что тут
уже две злые природы. Допустим, они скажут, что желание
идти к ним — добро. Ну, а если кто-либо колеблется,
идти ли в театр, или в нашу церковь, что тогда? Или им
придется признать, что идти в церковь — добро, или же
допустить, что в человеке по меньшей мере две злые
природы и две злые души. Так что или они вынуждены
будут отказаться от своей прежней лжи, чтобы нагромоздить
новую, или признать истину, что одна и та же душа
бывает обуреваема противоположными желаниями.
* Здесь, как и выше, речь идет о манихеях.
598