Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-1-2000/599"]Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X[/URL]
 

OCR
распрощались: он ушел к себе, а я — в себя. Что только
не наговорил я душе своей, какими только словами не
бичевал ее, но она сопротивлялась, боясь идти за Тобой,
отрекалась и замыкалась в себе. Ей нечего было возразить,
но остался страх быть извлеченной из мутного потока
привычной жизни, в котором она задыхалась.
Глава VIII
Так разделился дом души моей в себе самом, и с
болью в наиукромнейшем уголке его, сердце моем, я
обратился к Алипию с горестными стенаниями: "Что
происходит с нами? Вот, простецы силой берут Царство
Небесное, мы же, со всей своей хваленой ученостью,
прозябаем в плотской грязи! Или нам стыдно следовать
за такими, а оставаться здесь — не стыдно?" Не помню,
что еще я наговорил ему перед тем, как выбежал прочь,
но он, потрясенный моим возбуждением и необычными
речами, молчал и не проронил ни единого слова. Крайнюю
взволнованность мою передавали не столько слова, по
большей мере бессвязные, сколько выражение глаз, цвет
лица, интонации голоса. Я бросился в садик, расположен-
ный при нашем доме, где в полном одиночестве сошелся
в яростной битве с самим собой. Я желал драться до
конца, до какого — я не знал, но Ты знал. Желая обрести
разум, я сходил с ума, я умирал, чтобы ожить; я видел
зло вокруг себя, но еще не видел блага у своего порога.
Итак, я выбежал в сад, вслед за мной, боясь оставить
меня одного в таком состоянии, вышел и Алипий, но я
уже не замечал его. Душа моя глухо стонала, все кости
мои кричали, чтобы я шел к Тебе, вознося хвалы. Да и
что тут было идти? Не было ведь нужды ни в кораблях,
ни в колесницах, ни даже в ходьбе. Стоило лишь захотеть
— и ты уже у цели, но нужна была здоровая воля, чтобы
хотеть, а моя была наполовину парализована, и одна часть
тщетно пыталась сдвинуть с места другую. Страдая от
нерешительности, я отчаянно жестикулировал, как это
часто бывает с людьми, желающими что-то сделать, но
596