Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
привычки зависели от меня; по своей же воле я дошел
до того, что делал то, чего не хотел делать. И может ли
кто, да и вправе ли жаловаться, когда за преступлением
грешника следует праведное наказание? Я не мог сказать,
что потому доселе не отрешился от мирского и не пос-
ледовал за Тобою, что не знал истины; нет, истину я
познал, но привязанный к земному, отказывался от борьбы
для Тебя, и так же боялся освободиться от всех препятствий
к этому, как надлежало бояться самих этих препятствий.
Да, находясь под гнетущим бременем мира сего, я
находил в этом некоторое наслаждение, подобно тому, как
нечто подобное бывает с нами во сне; даже мысли мои,
коими я пытался возноситься к Тебе, походили на усилия
желающих проснуться, но, одолеваемых сладкой дремотой,
вновь погружающихся в сон. И как никто из нас не
захотел бы вечно спать, да и по общему суждению
бодрствование лучше сна (но мы весьма часто, особенно
если сильно устали, желаем продолжить приятный для нас
покой и охотно предаемся ему, хотя уже наступило время
для дел, которое и мы сами не хотели бы зря потратить
в праздности и неге), так же точно я был уверен в том,
что для меня несравненно лучше было бы предаться
влечению Твоей любви, нежели поддаваться обольщению
своих страстей; но я одобрял одно, а следовал другому,
дозволяя врагу налагать на меня оковы и пленяясь ими.
Мне нечего было сказать в свое оправдание, слыша Твои
слова, переданные апостолом: "Встань, спящий, и вос-
кресни из мертвых, и осветит тебя Христос" (Еф. V, 14).
Убежденный Твоею истиной, которою Ты повсюду прос-
вещал меня, проникнувшись ее очевидностью, я дейст-
вительно ничего не мог ответить Тебе, кроме разве тех
вялых и бессвязных слов, которые часто говорят спящие,
когда их пытаются пробудить: "Сейчас, сейчас, еще чуть-
чуть, погоди маленько"! Но это "сейчас" час от часу
откладывалось, этому "чуть-чуть" не было видно конца.
Тщетно услаждался я законом Твоим по внутреннему
человеку, когда иной закон в членах моих противоборст-
вовал закону ума, делая меня пленником закона греха,
пребывавшем во мне самом. Ибо закон греха — насилие
591