Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-1-2000/593"]Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X[/URL]
 

OCR
Глава V
Выслушав от старца Твоего Симплициана рассказ об
обращении Викторина, я загорелся желанием последовать
его примеру (затем, собственно, этот святой муж и вел
свою речь). Когда же он поведал о том, ^то Викторин
после выхода указа императора Юлиана, коим христианам
запрещалось преподавание наук, в том числе и красноречия,
предпочел отказаться от учительства, но не изменять Твоему
Слову, Господи, коим Ты творишь красноречивыми и
языки младенцев (Прем. X, 21), то этот человек показался
мне теперь не столько смелым, сколько счастливым, ибо
ему представился удобный случай отрешиться от тягостных
мирских занятий и посвятить себя служению Тебе одному.
О, как желал и я достигнуть этого счастья, причем не
в силу складывающихся обстоятельств, а исключительно
по собственной воле. Но воля моя, увы, была в то время
не столько в моей власти, сколько в руках врага моего,
чьим пленником я тогда пребывал. Ибо развращенность
моей воли порождала страсти, страсти же, когда им
потакают, обращаются в привычку, а привычка, когда ей
не противодействуют, становится необходимостью, как бы
второй натурой. Вот из каких звеньев состояли те цепи,
коими сковал меня враг мой. Во мне уже родилась и
новая воля — служить Тебе бескорыстно и наслаждаться
Тобою, Господи мой, как единственным источником ис-
тинных наслаждений. Но воля эта была еще слаба и не
могла победить той, которая господствовала во мне и
утвердилась через долговременные привычки. Таким обра-
зом, две воли боролись во мне, ветхая и новая, плотская
и духовная, и эта борьба раздирала душу мою.
На собственном опыте я познавал, что "плоть желает
противного духу, а дух — противного плоти" (Гал. V, 17).
Между тем я, служивший ареной борьбы, был один и тот
же; но все же меня было больше на стороне того, что я
одобрял, нежели на стороне того, что я осуждал; в первом
случае я действовал свободно, в последнем же (хотя и
это был тоже я) — по принуждению, являясь скорее
страждущим, чем действующим. Впрочем, и греховные
590