Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
обвинят во лжи, или его отца), я обратил внимание на
рождение близнецов. Действительно, рождаются они обыч-
но один за другим, и промежуток времени между появ-
лением на свет одного и другого настолько мал, что их
гороскопы необходимо совпадают. И в этом случае астро-
логи скорее всего солгут. Так, они должны бы были
предсказать Исаву и Иакову одинаковую судьбу, что,
конечно же, было бы ложью. Таким образом, если пред-
сказания сбываются, то не благодаря астрологии, а по
непреложности судьбы. И Ты, Господи, высочайший и
правосуднейший Правитель вселенной, действуешь непос-
тижимым для нас образом, и если кто вопрошает о своей
судьбе, то сообразно со своими заслугами получает тот
или иной ответ из глубины праведного суда Твоего, у
которого человек не смеет спрашивать: что это? или: к
чему это? Не смеет, ибо он — только человек.
Глава VII
Ты разрешил меня, Господи, от этих уз, но я все еще
продолжал искать, откуда зло, и не находил выхода из
этого лабиринта. Но Ты не допускал, чтобы волнения
мыслей моих колебали основания веры в Твое бытие, в
неизменяемость сущности Твоей, в Твой промысел о мире
и суд над ним и, наконец, в то, что во Христе Иисусе,
Сыне Твоем и Господе нашем, и в ведущем к Нему
святом Писании, за истинность которого ручается нам
авторитет Твоей католической Церкви, Ты открыл нам
путь ко спасению и дверь в жизнь вечную, которая
последует за нашею смертью.
Утвердившись в этих спасительных истинах, я с еще
большим усердием принялся размышлять о природе зла.
Какие мучения терзали душу мою, сколь часто вздыхал
я, Боже! И всему этому внимало ухо Твое, но я об этом
не знал. Наконец, когда я в глубочайшем уединении
настолько сосредоточился на этом вопросе, что громкие
рыдания исторглись из души моей, они, как я понял,
вознеслись прямо к престолу милосердия Твоего. Мне
570