Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
книг, имел друга, не менее преданного астрологии, и
вместе они провели немало изысканий в этой области,
причем даже наблюдали за рождением животных, вычисляя
их гороскопы. Случилось так, что когда мать Фирмина
была им беременна, забеременела и одна рабыня в доме
его друга; когда подошло им время рожать, отец Фирмина
и его друг договорились вести наблюдения и сообщить
друг другу, когда произойдут роды, для чего оба держали
нарочных рабов, чтобы тотчас поставить другого в извест-
ность. Когда же обе женщины разрешились от бремени,
то посланные рабы встретились ровно на полпути от своих
домов и пришли по назначению секунда в секунду. Таким
образом, гороскопы новорожденных полностью совпали, а
между тем Фирмин, родившийся в фамильном доме от
знатных родителей, преуспевал во всем и был счастливцем
мира сего, а раб, по свидетельству самого же Фирмина,
безо всякой надежды на будущее влачил свое рабское
существование.
Когда я внимательно выслушал этот рассказ, не верить
которому у меня не было никаких оснований, моя внут-
ренняя борьба завершилась: с этого момента я астрологов
в грош не ставил. И прежде всего я постарался излечить
Фирмина. Отвечая на его вопрос о гороскопе, я ответил,
что для его достоверности было бы очень кстати, если
бы звезды сообщили составителю, кто были родители,
были ли они свободны, богаты и знатны, какое обеспечили
воспитание. То же, заметил я, не мешало бы знать и при
составлении гороскопа того раба. В этом случае, наблюдая
одни и те же звезды, можно было бы составить различные
предсказания, если же предсказания совпадают (а при
тождестве знаков иначе и быть не может), то в них
заключается немало лжи. Поэтому, продолжал я, если
предсказания астрологов иногда и сбываются, то не бла-
годаря этой науке, а в силу случайности или судьбы, а
если — нет, то и туг следует видеть скорее не научную
ошибку, а тот же случай или судьбу.
Затем, размышляя об этом предмете и желая отыскать
более основательные опровержения, чем рассказ Фирмина
(ибо всегда найдутся такие, которые или самого Фирмина
569