Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
Глава VI
К этому времени я уже окончательно охладел к лживым
предсказаниям и нелепым сумасбродствам математиков, в
чем также вижу, Господи, действие промысла Твоего,
почему еще более хочу исповедать Тебе Твое милосердие
ко мне. И здесь вижу руку Твою, сокрушившую мое
упрямство и рассеявшую помрачение души. Ибо кто может
избавить нас от смертоносных заблуждений, кроме Тебя,
в Ком жизнь никогда не умирает и Чья мудрость просвещает
других, сама не нуждаясь в просвещении, Кто управляет
всем, вплоть до облетающих листьев?
Но как долго упорствовал я в заблуждении своем!
Помню, как противился я убеждениям мудрого Виндициана
и моего Небридия, юноши с острым умом. Первый говорил
с высоты своего опыта, другой, хоть и не с такой
уверенностью, следовал зову сердца; оба они уверяли меня,
что нет ни науки, ни искусства предсказания будущего,
а если иные гадания и сбываются, то это не более чем
случайность: говоря о многом, предсказатели случайно
наталкиваются на истину.
И вот Ты свел меня с одним человеком, впоследствии
моим другом, который полагал себя астрологом, хотя и
не обладал ни особыми знаниями, ни дарованиями в этой
области. Но он был большим поклонником этих бредней,
унаследовав свою страсть от отца, большого, как он
говорил, знатока и любителя. Он рассказал мне об одном
случае, даже не подозревая, сколь грозное оружие он
вложил в руки противников этих пустых и суетных знаний.
Звали этого человека Фирмин, был он воспитан и
благороден, речь его была изысканна и приятна. Однажды,
когда он советовался со мною, как с другом, о некоторых
делах своих, он спросил меня, что я думаю об астрологии,
и в частности о его гороскопе. Я ответил, что в целом
не отвергаю этой науки, но так как я к тому времени
уже начал склоняться к мнению Небридия, то прибавил,
что, как мне кажется, есть основания думать, что такого
рода знания суетны и смешны. Тогда Фирмин рассказал
мне, что его отец, большой почитатель астрологических
568