Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-1-2000/568"]Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X[/URL]
 

OCR
Но далее я задавал себе вопрос: "Кто создал меня?
Разве не Бог мой, Который не просто благ, но суть
высшее Благо? Почему же у меня возникают желания
дурного и нежелания доброго? Неужто потому, что меня
надо справедливо карать? Кто привил ко мне сей горький
побег, если я целиком — от сладчайшего Господа моего?
Если диавол, то откуда сам диавол? И откуда в нем
взялась извращенная воля, по которой он стал диаволом,
если ангелы были сотворены добрыми всеблагим Творцом?"
Эти размышления вновь сокрушали меня, хотя я и не
доходил до той бездны заблуждения, где нет памятования
о Тебе и где никто уже не славит Тебя (Пс. VI, 6), где
предпочитают во всем винить Тебя, а не себя.
Глава IV
Мне хотелось понять все это так же ясно, как я
понимал, что неповреждаемое, нетленное и неизменяемое
лучше того, чему присущи эти несовершенства; по этой
причине я и признавал в Тебе, какой бы ни была сущность
Твоя, неповреждаемость, нетленность и неизменяемость.
Ибо уму человеческому не дано вообразить себе нечто
лучшее, чем Ты, высочайшее и всесовершеннейшее Благо.
А так как мне было очевидно, что неизменяемое и
нетленное лучше изменяемого и тленного, то представление
о чем-либо лучшем Тебя, Бог мой, могло появиться у
меня только в том случае, если бы я знал: Ты изменяем
и тленен. Но твердо зная, что Ты неизменяем, я должен
был также узнать, отчего возникло изменение и зло,
которое, конечно, никоим образом не может коснуться
Тебя и нанести вред Твоей субстанции. Да и как, в самом
Деле, зло могло бы нарушить покой Господа нашего? Ни
по воле Его, ни по необходимости, ни случайно. Ни по
воле — так как Ты — Благо, и все, что ты желаешь —
благо, стать же хуже — зло. Ни по необходимости —
ибо никакая необходимость не может принудить волю
Твою: воля и всемогущество Господа равны, ибо если бы
одно было больше другого, Он был бы одновременно и
565