Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
вспомню), недозволенное законом. И тут ему воспротивился
Алипий. Вначале его попытались купить, но он с през-
рением отверг все подарки, затем стали угрожать, но и
тут он не дрогнул. Все поражались величию его души, не
прельстившейся дружбой и не испугавшейся вражды столь
влиятельного человека. Сам казначей, хотя и не одобрял
желания сенатора, не осмеливался ему перечить, говоря,
что казначейство не против, да только Алипий мешает.
И действительно, он понимал, что как только он уступит,
Алипий тут же покинет службу. Так вел себя Алипий,
полагая, что правосудие, обуздывающее неправду, лучше
власти, которая ее допускает. Возможно, случай этот не
из значительных, но "верный в малом и во многом верен,
а неверный в малом неверен и во многом". Истинно
слово, сошедшее из уст Истины Твоей: "Итак, если вы
в неправедном богатстве не были верны, кто поверит вам
истинное? и если в чужом не были верны, кто даст вам
ваше?" (Лук. XVI, 10 — 12). Таков был в то время наш
Алипий!
Что же до Небридия, то он оставил свою родину,
бывшую неподалеку от Карфагена, сам Карфаген, где он
проводил немало времени, оставил отцовское имение,
родной дом и свою мать и прибыл со мною в Медиолан
единственно затем, чтобы не расставаться со мною и
вместе искать пути, ведущие к мудрости и блаженству.
Как и я, он искал и не находил, вздыхал и печалился в
душе своей, ломал голову над трудными вопросами, ко-
лебался и недоумевал. Мы были три злополучные стра-
дальца, оплакивавшие свое горе и ждавшие, что Ты, Боже
наш, сжалишься и дашь нам, алчущим, пищу нашу в свое
время (Пс. CXLIV, 15). При каждом очередном разочаро-
вании, коим милосердие Твое отрезвляло и вразумляло
нас, мы пытались найти причину этого, но продолжали
блуждать в потемках. Мы вопрошали: "Доколе?", но увы,
мы только вопрошали, продолжая вести прежнюю жизнь.
Мы все еще не видели ничего такого, за что можно было
бы ухватиться, оставив то, что завело нас в этот мрак.
555