Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
в которой мне, младенцу, наречено было имя Христово,
не вдавалась в ребяческие бредни; ее здравое учение не
заключало Тебя, Творца всего видимого и невидимого, в
пределы, пускай и огромные, но все же ограниченные
отовсюду образом человеческого тела.
И еще я радовался тому, что при чтении книг Ветхого
Завета закон и пророки не казались уже несовершенными
и нелепыми, ибо я видел: образ их жизни и мыслей был
совсем не таким, каким он представлялся мне прежде. Я
с удовольствием слушал слова Амвросия, которые он часто
повторял в своих проповедях: "Буква убивает, а дух живо-
творит" (II Кор. III, 6). Жадно внимая его разъяснению
этих слов, я стал убеждаться, что они — ключ к пониманию
того, что до сих пор служило мне камнем преткновения.
Это апостольское начало объяснения Ветхого Завета сни-
мало покров заблуждений с глаз моих, и только горький
опыт былых обольщений заставлял меня быть осторожным.
Я хотел быть настолько же удостоверенным в невидимом,
насколько я твердо знал, что три да семь — десять. В
последнем я не сомневался, и потому хотел быть настолько
же уверенным и в остальном, не только телесном, но и
духовном, о котором, впрочем, я все еще мыслил телесно.
Излечиться я мог только верой, которая очистила бы душу
мою, направив помыслы ее к истине Твоей, неизменной
и вечной. Но как больной, пострадавший от дурного врача,
боится теперь довериться и хорошему, так же было и с
моею больною душой: ее болезнь могла быть исцелена
только верой, но я боялся верить, чтобы вновь не принять
ложь за истину, и потому противился лечению. Да, я
противился всемогуществу Твоему, противился Тебе, под-
носящему мне спасительное лекарство веры, исцеляющее
все болезни мира и имеющее в лице верующих чудесную
силу.
Глава V
Тем не менее, с этого времени я стал отдавать пред-
почтение православному учению, постигая, что его требо-
вание верить в невидимое, в то, что недоказуемо, гораздо
547