Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
ваться этого места. Мне предложили произнести речь,
прослушав которую Симмах, бывший в то время перфектом,
одобрил ее и отправил меня в Медиолан.
Я приехал туда к епископу Амвросию, достойнейшему
и достохвальнейшему из людей нашего времени, благо-
честивому служителю Твоему, чьи проповеди питали ве-
рующих как бы "туком пшеницы, медом из скалы" (Пс.
LXXX, 17). Ты привел меня к нему, Боже, дабы он привел
меня к Тебе. Сей человек Божий отечески принял меня,
и я сразу полюбил его, вначале, правда, не как учителя
истины, найти которую в Церкви Твоей я тогда и не
мечтал, но как человека доброго и благожелательного. Я
прилежно выслушивал его проповеди, но не ради их
содержания: меня интересовало, соответствует ли его крас-
норечие его славе. Я наслаждался прелестью его речей,
превосходящих своей ученостью речи Фавста, хотя и ус-
тупавших им по образности и утонченности формы. Но
содержание их было в корне различным: один, блуждая
в потемках, вел слушавших его к погибели, другой же
спасительно учил о спасении.
Глава XIV
Когда я таким образом старался внимать не тому, чему
он учил, но — как учил (ибо я уже совсем отчаялся
найти путь у Тебе), то в душу мою вместе со словами
стали проникать мысли, которых, как мне казалось, я не
замечал. Мысли трудно отделить от слов, и когда я
открывал сердце какой-либо прекрасно сказанной фразе,
смысл ее подспудно также проникал в него. Прежде всего
мне начало казаться, что эти мысли вполне доказуемы и
вполне можно защитить православную веру от нападок
манихеев, что прежде казалось мне немыслимым. Особенно
произвели на меня впечатление буквальные и очень удачные
толкования некоторых загадочных стихов из Ветхого Завета.
Когда же я узнал о духовном объяснении этих текстов,
то стал уже всерьез укорять себя за то, что некогда так
легкомысленно поверил хулителям Закона и Пророков,
541