Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-1-2000/535"]Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X[/URL]
 

OCR
мои сомнения, утверждали, что этот человек при личной
с ним встрече без труда разрешит самые сложные задачи.
И вот, когда он приехал, я нашел в нем человека милого
и речистого; его рассуждения о манихейских доктринах
звучали умно и приятно. Но к этому времени уши мои
уже пресытились такими речами; они we казались мне
лучшими лишь потому, что лучше лились, истинными
лишь потому, что были красноречивы. Душа оратора не
казалась мне более мудрой только потому, что жесты его
были изысканны и выражения — уместны. Люди, пре-
возносившие Фавста, оказались негодными судьями: они
посчитали мудростью красивые речи. Впрочем, мне известна
и другая порода людей: им кажется подозрительной и
самая истина, если только ее им преподносят в приятной
и пространной речи. Но Ты наставил меня, Господи,
дивным и неизреченным образом, ибо кто же еще мог
наставить меня, как не Ты, учитель истины. Я узнал от
Тебя, что красноречие — это только красноречие, и истина
заключена не в нем, хотя и косноязычие — отнюдь не
показатель истины. И простая речь бывает лживой, и
красноречивая — истинной. Мудрое и глупое — это как
пища, полезная и вредная, а слова, изысканные и простые,
— как посуда, городская или деревенская, в которой
можно подавать любую пищу.
Жажда, с которой я столько времени ожидал этого
человека, находила утоление в оживленном ходе его рас-
суждений, радовали глаз те легкие и красивые одежды, в
которые он одевал свои мысли. Я наслаждался вместе с
другими, хвалил его с особым усердием, но досадовал,
что не могу в толпе задать мучившие меня вопросы,
поделиться своими сомнениями и обменяться мыслями,
как это бывает в дружеской беседе. Но когда подобный
случай представился, что же я увидел? А увидел я человека,
совершенно не знавшего свободных наук, за исключением
грамматики, да и то в самом скромном объеме. Но так
как он прочел несколько речей Цицерона, кое-что из
Сенеки, немного поэзии и книги тех манихеев, которые
умели хорошо излагать по-латыни, то когда ко всему этому
добавилась ежедневная практика в пустословии, отсюда и
532